Тоон Теллеген - Сказки для взрослых

28

последнюю страницу, книга рассыпалась по листочку. Муравей сдул ее со стола, и листочки, кружась в воздухе, полетели на землю.

        - Это просто чудо еще, что мы тут сидим, - сказал  Муравей. - Но само по себе это, в сущности, совершенно обыкновенное дело.

        Белка  к  тому времени уже проголодалась, и ее больше интересовало, не найдется  ли  у  Муравья  чего-нибудь, чтобы  заморить  червячка. Хотя  бы какого-нибудь завалященького букового орешка.

        ОДНАЖДЫ УТРОМ Белка села за стол и решила написать  письмо  Муравью. Но ей никак не удавалось выразить словами то, что она чувствовала.

        Привет, Муравей!

        начала она. Но  это  было  совсем не  то. Она бросила  письмо  на пол и начала снова.

        Дорогой Муравей!

        написала она. Но это было еще хуже.

        Следующее письмо начиналось так:

        Здорово, Муравей!

        Следующее:

        Муравей!

        И затем:

        Муравей...

        И потом:

        О Муравей...

        И:

        Любезный Муравей,

        И:

        Глубокоуважаемый Муравей...

        За этим занятием она  провела  все утро, и  вздохи  ее  становились все тяжелее  и тяжелее. Должно  было быть особенное начало, только для Муравья. Это она знала точно. Но найти такое начало ей не удавалось.

        Стопка писем на полу все росла.

        В конце  концов  Белка  встала, пробралась  через письма  и  распахнула дверь, чтобы сесть и подумать на большой ветке возле своего домика.

        Но  стоило  ей  выйти из дому, как в  комнату ворвался ветер, подхватил письма, и бумажная буря помчалась в сторону Муравья.

        Был чудесный  день, и  Муравей как  раз сидел на  солнышке перед домом, размышляя о дальних странах.

        Внезапно его осыпало ворохом белкиных писем. Они  облепили его с головы до ног. Не  без труда  выбрался он  из  огромной  бумажной кучи  и принялся читать.

        И только поздно вечером, при лунном свете, прочел последнее.

        Некоторое время он сидел неподвижно, уставившись на темные заросли.

        Потом  сложил письма в аккуратную стопку, так, что она достигла конька крыши, выбрался  через чердак  наружу, улегся на  письма, накрылся  вместо одеяла письмом, начинавшимся "Дорогой Муравей", и уснул.

        Светила луна, и письма  шуршали, когда Муравей ворочался с боку на бок. Тогда он согласно кивал головой и бормотал сквозь сон: "Муравей, это я".

        ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ Муравей и Белка сидели рядышком на ветке перед Белкиной дверью.

        Светила луна, и они лакомились медом и сладкими буковыми орешками.

        Довольно долго они предавались этому занятию в молчании. Потом Муравей спросил:

        - А ты вообще никогда от меня не устаешь, а, Белка?

        - Я? - переспросила Белка. - Да нет.

        Муравей помолчал и продолжил:

        - Но ведь может такое случиться?

        - Нет, -  возразила  Белка. - Такого случиться не  может. Ну, скажи  на милость, как это я вдруг от тебя могу устать?

        - Да очень просто, - сказал Муравей. - Устать можно от чего  угодно. Вот ты же иногда устаешь от буковых орешков?

        - От буковых орешков... - проговорила Белка. Она глубоко  задумалась, но так и не смогла припомнить, чтобы ей когда-либо случилось  устать от буковых орешков. "Хотя все может быть", - подумала она.

        - Но от тебя - ни в жизнь! - сказала она.

        - О, - только и вымолвил Муравей.

        Наступило  долгое молчание. Нежные облачка  осторожно выпутывались  из кустов и медленно плыли по лесу, запутываясь в деревьях.

        - А я порой сам  от себя  устаю, - наконец нарушил молчание Муравей. - А ты что ли нет?

        - Ну и от чего ты устаешь-то? - полюбопытствовала Белка.

        - И сам не знаю, - сказал Муравей. - Так, устаю, и все. В общем смысле.

        О таких вещах Белке еще слыхивать не приходилось. Она поскребла за ухом и задумалась о самой  себе. И  вот, посидев  таким  образом часок-другой в глубокой задумчивости, она, к своему удивлению, тоже ощутила усталость  от самой себя. Чувство было довольно необычное.

        - Да, - сказала она. - Вот теперь и я от самой себя устала.

        Муравей кивнул.

        Был  теплый вечер. Где-то вдали с  ветвей ухала Сова, а высоко в  небе висела Луна, большая и круглая.

        Муравей и Белка молчали и отдыхали  от самих себя. Время от времени они вздыхали, хмурили  лбы  и  отправляли

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 28 - 28 из 33

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования