Нелли Уварова любит все свои роли


     Если кто-то считает, что у меня что-то не получится, во мне включаются дополнительные ресурсы. Не могу самой себе сказать «нет» и расслабиться 

     Этот сезон принес Нелли Уваровой серьезные творческие перемены. Она больше не Катя Пушкарева из «Не родись красивой» - СТС завершил этот двухсотсерийный марафон. Поклонникам актрисы предстоит привыкать к серьезной Уваровой - в новом сериале «Атлантида» она снялась в драматической роли учительницы Веры Степновой. Среди множества нынешних ролей Нелли Уваровой самая необычная - в моноспектакле «Правила поведения в современном обществе» по пьесе Ж.-Л. Лагарса, где она играет странную лекторшу, уверенную, что ей известны «рецепты счастья».

     СВ: Ваша лекторша смешно и убедительно учит зрителей жить по правилам. А как вы сами относитесь к правилам, канонам? 
     НУ: Я выросла в атмосфере правил, традиций, расписаний. Так было задано родителями. Но думаю, что желание вырваться из каких-то рамок тоже неплохо. В определенный период жизни в тебе вдруг возникает дух бунтарства. Если бы не было этих правил, рамок «можно-нельзя», ты бы никогда не узнал, что такое преодоление, борьба за свои интересы. Такие острые ощущения жизни мне, например, очень дороги. А потом, повзрослев, возвращаешься к каким-то простым вещам и понимаешь, что на самом деле они очень правильные и, может, не надо против них бунтовать. Самый простой пример -традиция отмечать Новый год в кругу семьи. Думаешь - что за глупость? Я уже достаточно взрослая, у меня еще есть друзья, любовь, и вообще... Мама с папой никуда не денутся. И вдруг через какое-то время приходит желание побыть в Новый год дома. И ты удивляешься - почему тебе когда-то казалось, что это глупо и неправильно?

      СВ: Ваши родители имеют отношение к искусству?
     НУ: Папа - инженер-технолог У мамы два высших образования - она и химик, и экономист, в свое время была даже тренером по спортивной гимнастике. У нас дома, в Тбилиси, всегда собиралось много гостей, детей, дом всегда был полон людей. Мои родители для всех были авторитетом, к маме приходили советоваться. Мама и папа помогали знакомым школьникам по геометрии, алгебре, физике, химии, бескорыстно готовили выпускников в вузы. И я тоже классе в шестом увлеклась педагогикой - помогала первоклашкам делать уроки. Правда, моего терпения хватило ненадолго.  

     СВ: А из кто учителей был для вас безусловным авторитетом? 
     НУ: Разумеется, Георгий Георгиевич Тараторкин, у которого я училась во ВГИКе. Даже когда он нас отсматривал на вступительных экзаменах, было понятно, что ему небезразлично, кого он берет к себе на курс. С мастером обычно встречаются уже на конкурсе, заключительном этапе поступления. А Георгий Георгиевич был на всех, с самого первого тура. Он отправил наш «корабль» в плавание, вел его четыре года и по сей день нас не бросает, старается приходить ко всем на премьеры.
     Двое моих однокурсников работают в Театре им. Моссовета, в одной труппе с Георгием Георгиевичем, у них обучение продолжается до сих пор. Он относится к нам как к родным детям и следующего курса так и не набрал.     

      СВ: А учителей своего детства помните?
     НУ: До сих пор дружу со своей учительницей музыки Людмилой Алфеевной. Она живет в Ростове, приезжает к нам в гости в Москву В детстве я обижалась на нее, если она предлагала заменить мне программу по фортепиано на более легкую. Плакала, говорила: «Пусть я получу тройку, пусть я неспособна, но я не хочу ничего менять». И только потом я поняла, что это был педагогический ход. Уже много лет спустя она рассказала, что упреки в лени на меня не действовали. А указание на то, что меня переоценили, заставило усерднее заниматься. Вообще, если кто-то считает, что у меня что-то не получится, во мне включаются дополнительные ресурсы. Не могу самой себе сказать «нет» и расслабиться. Всегда есть желание попробовать что-то сделать, а не опускать руки. Когда я после института поступила в РАМТ боялась большой сцены, думала, что меня не будет слышно. Однажды осталась ночью в театре, вышла на пустую сцену и стала читать свою институтскую программу. После этого проблема отпала сама собой.                                                                 

     СВ: Нелли, ваша сестра Елена - художница. А вы сами рисовать пробовали?
     НУ: Мне было интереснее смешивать краски, смотреть, как, например, из желтой и синей получается зеленая, а что возникало на полотне, для меня было вторично. Нравилось носить этюдник Лены. Сестра старше меня на четыре с половиной года, мы с ней очень разные. Она всегда была девочкой, барышней, а я - пацанкой, и мне было непонятно все, что с ней происходило. Я не понимала, почему она копит деньги на сережки. Я копила на велосипед. Но ей было уже пятнадцать, а мне еще одиннадцать. Я лазила по крышам, дружила с мальчишками, стреляла из рогатки. 
 
     СВ: Наверняка актриса, так увлеченно вспоминающая детство, любит играть в детских спектаклях.
     НУ: «Незнайку» в нашем театре я посмотрела, сначала не подозревая, что предстоит принять участие в этом спектакле. Сидя в зале, радовалась, как ребенок. А роль Элли в «Волшебнике Изумрудного города» репетировала с самого начала. В моем детстве этой сказки не было, я ее не читала, помнила только отголоски фильмов, мультиков и персонажей на картинке - Элли, Тотошку, Льва, Дровосека. Но даже не знала, в чем суть дела, куда и зачем они идут. Уже будучи взрослой, погрузилась в эту историю с головой. Сказки дарят возможность играть яркими красками. И зритель просто потрясающий - детская непосредственность меня сильно подкупает. Как они стараются помочь героям! Как смеются! Может засмеяться только один ребенок, потому что смешно именно ему. Взрослые смеются волнами, все вместе. А детский зал в общий хор не сливается. А какие они реплики отпускают! Ты понимаешь, что маленький человечек полностью в истории, играемой на сцене. Но бывает, что вдруг услышишь. «Мама, когда это закончится?» В такой момент, конечно, жить не хочется. Все - занавес, занавес! Ребенок хочет домой.

     СВ: Неожиданности на сказочных спектаклях случаются?  
     НУ: В одной из сцен «Волшебника Изумрудного города» мы выныриваем прямо из оркестровой ямы, находимся совсем близко к зрителям. В этот очень ответственный момент каждый из наших персонажей говорит, зачем он пришел к Гудвину. Полная тишина, потому что к этому так долго все и шло. И вдруг однажды маленькая девочка, услышав о мечте Дровосека иметь сердце, вскочила и воскликнула: «Дровосек, я тебя обожаю! Дровосек! Не важно, что у тебя нет сердца, я тебя люблю!» Этот крик души был таким неожиданным, непосредственным и дико смешным, что мы не смогли сдержать улыбок, хотя должны были быть очень серьезными. С трудом преодолевая смех, доиграли сцену.

       СВ: А вашу героиню дети поддерживают?
      НУ: Конечно. Когда Гудвин отказывает Элли в исполнении ее желания, дети даже плачут. Весь зал негодует от того, что Элли не отправляют домой. Как же так? Она же всем помогла, всех спасла, а ей отказали. У детей очень обострено чувство справедливости.

     СВ: Нелли, а у вас есть самая любимая роль?
     НУ: Мне дороги все мои роли, потому что они разные. Сегодня я играю в одном спектакле, а завтра - в совершенно другом. С другими партнерами, в другой атмосфере, в другом жанре. В этом и состоит удовольствие моей профессии.

 
  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования