Нелли Уварова любит рисковать и жалеет, что не может завести собаку


     Проходящий в Екатеринбурге старейший в стране Всероссийский фестиваль «Реальный театр», уже девятый по счету, продолжает приносить радости. Театры со своими спектаклями выстроились в очередь, растянувшуюся на неделю. А первыми были москвичи. Российский академический молодежный театр привез спектакль по пьесе французского драматурга Жана-Люка Лагарса «Правила поведения в современном обществе».
     Пьеса эта (перевод Татьяны Могилевской) российской публике в общем-то неизвестна, хотя в Екатеринбурге в 2001 году ее представляли театральной общественности на семинаре по современной французской драматургии, проходившем в рамках VI фестиваля «Реальный театр». Представляла ее тогда Галина Умпелева из Свердловского академического театра драмы. А первую театральную постановку осуществил режиссер Александр Назаров в Российском академическом молодежном театре в Москве с Нелли Уваровой в главной роли. Спектакль и актриса стали номинантами национальной театральной премии «Золотая маска», за эту работу Нелли Уварова получила премию «За лучшую женскую роль» на Международном фестивале «Радуга».
     Жан-Люк Лагарс драматург непростой. Поклонник Кафки и Ионеско, он меньше всего склонен к театру бытовому и приземленному. Такова и его достаточно горькая притча о жизни, какой являются «Правила поведения». На театральной программке видим подзаголовок: «Просто лекция». Читает ее одна актриса (перед нами моноспектакль). Впрочем, «читает» — это неточно. Нелли Уварова играет всю жизнь человека, от начала и до конца, со всем ее горьким, трагическим, радостным, хотя в общем-то жизнь, конечно, трагедия, определенная неизбежным концом.
     Понятно, что на пресс-конференции, которую дала актриса екатеринбургским журналистам, прежде всего захотелось спросить о ее собственном отношении к спектаклю.

     — Пьеса прекрасная, — отвечала она. — Уже четвертый сезон ее играю. Я очень люблю этот спектакль, который стал для меня серьезным шагом в профессии. И по сей день, когда выхожу на сцену, этот вечер для меня особенный.
     Встречаться один на один со зрителем очень волнительно. Роль надо прожить, и тут не только первая, но и вторая, и третья и четвертая кожа сойдет.
     Моя героиня — женщина без возраста, не молодая и не пожилая, которая называет какие-то вехи человеческой жизни, говорит о том, что нужно делать, когда рождается человек, как провести крещение, свадьбу, серебряную свадьбу… похороны. Понятно, что потом с другими людьми все происходит сначала. Как человеку пройти этот путь? По ходу рассказа моя героиня касается множества тем — взаимоотношения с родственниками, отношение родителей к ребенку... Простые вещи, о которых непросто рассказывать.
     Вчера мне было у вас сложно играть. Сцена большая, а в своем театре мы играем этот спектакль на малом пространстве. Сложно было и выбирать партнеров… Те, кто видел спектакль, помнят, что я несколько раз в помощь себе вытаскиваю на сцену партнеров-мужчин из публики. В Москве я хорошо вижу зал, легко налаживаю связи. Там мне проще определить, какой партнер уже «созрел»…

     — Больше ли публика стала ходить на спектакль после телевизионного сериала «Не родись красивой», где вы сыграли главную роль?
     — Спектакль родился задолго до сериала. Когда взяли для постановки эту пьесу, нам говорили: «Да вы с ума сошли! Кто это будет смотреть?» Казалось, что шансов выжить у спектакля не было совсем: неизвестный публике автор, неизвестная актриса… Но мы для себя решили: «Даже если народ не пойдет, сыграем хотя бы десять спектаклей!». Я была счастлива, когда шли репетиции. И счастлива, что в своих прогнозах мы с режиссером Александром Назаровым тогда ошиблись.
     Сейчас в Москве на спектакль записываются за несколько месяцев вперед. Со сцены я вижу, что часть зрителей — это те, кто приходит в театр на автора, пьесу, актеров. Часть, конечно, на «Катю Пушкареву» (я имею в виду сериал). Был случай, когда несколько женщин пришли и ушли со спектакля: «Мы пришли посмотреть на Катю, а тут показывают совсем другое…». Но знаете, если сначала я ощущаю вот эти «кучки» зрителей в зале, то скоро вижу единую общую массу.

     — Ваш театр называется «Молодежный», — спрашиваю актрису. — Молодежь, нынче особенно, — понятие сложное. Какова позиция театра — эстетическая, репертуарная, удается ли «достучаться» до этого зрителя?
     — В Молодежный театр я пришла сразу же после института и вот уже семь сезонов выхожу на его сцену. Театр выпускает спектакли, ориентированные на разную публику. Что же касается молодежи… Помню, когда я пришла в театр, здесь шла «Капитанская дочка» по пушкинскому произведению, которое проходили в школе. Это было ужасное зрелище. Я поняла, что ребят привели в театр насильно, что у них так называемый культпоход.
     Сейчас театр иной, и даже спектакли по произведениям школьной программы привлекают не только школьников, но и совершенно иную публику. Например, в «Идиоте» по Достоевскому привлечь внимание к образам классика помогает еще и эмоциональная, яркая внешняя форма. Театр специально пригласил французского хореографа.

     — А что сейчас в работе?
     — Ближайшей — октябрьской — премьерой будет уникальный проект — первая постановка в России трилогии английского драматурга Тома Стоппарда «Берег Утопии». Ставит спектакль режиссер Алексей Бородин. Три спектакля трилогии будут идти друг за другом на протяжении трех вечеров. Общая длительность — девять часов.

     — Интересно, что привлекло молодежный театр к трилогии на темы русской истории, да еще написанной иностранцем?
     — У Стоппарда свой взгляд на нашу историю, на русскую литературу, русский характер. Он признавался, что был поражен, прочитав «Былое и думы» Герцена. Какие мощные это были фигуры — русские мыслители и революционеры: Бакунин, Герцен, Огарев!

     — Слово «революционер» сейчас не в моде…
     — Но это действительно были лучшие, благородные люди, личности. Они были разочарованы результатами революции во Франции и искали для России свой путь. Для театра же, для актеров пьесы Стоппарда интересны тем, что в них действуют не схематичные, «картонные» герои из школьных учебников, а живые люди. Взгляд Стоппарда изменил наше традиционное отношение к персонажам, которых нам предстояло играть.

     — Несколько слов про вашу роль или роли…
     — Я занята во всех трех частях трилогии, но главная для меня — вторая. Я там играю жену Герцена, Натали. В «Былом и думах» Герцен подробно описывает свои отношения с женой. У Натали Герцен была трагическая судьба. Это была женщина сильная, чувственная. В общем, тут есть что сыграть, есть сильная женская личность, в которой нелегко разобраться. Так что я до сих пор «борюсь» с ней, нахожусь в непрерывном диалоге. Даже если что-то не получается на репетициях, встреча с такими ролями — радость.
     …Конечно, на пресс-конференции Нелли Уваровой был задан вопрос (традиционный на таких встречах):

     — Что важнее для вас — театр или кино?
     — С работой в кино я впервые встретилась еще в институте (Нелли закончила ВГИК по курсу Георгия Тараторкина в 2001 году. — Ю. М.). Это был 1999 год, фильм «Полетели» — студенческая режиссерская работа Анны Меликян. Но поскольку мой педагог был категорически против участия студентов в съемках, я согласилась лишь при условии, что он об этом… никогда не узнает. Мастер, конечно, узнал и долгое время не разговаривал со мной. Потом мы с ним помирились, он даже сказал, что очень рад за меня.
     Я не ждала успеха, который на меня обрушился. Сначала премия «За лучшую женскую роль» на Международном фестивале ВГИКа в Москве, потом, в 2000 году, — «За лучшую актерскую работу» на Международном кинофестивале в Милане. В Милане — всеобщее внимание, журналисты брали у меня интервью. Голова могла закружиться!
     Но все это очень быстро прошло. Началась работа над дипломным спектаклем, потом работа в театре, ежедневные репетиции… Кино надолго от меня ушло, хотя мне очень хотелось сниматься. Несколько раз я отказывалась от предложений из-за плохих сценариев, и наступил долгий период тишины.
     Сниматься и одновременно работать в театре, конечно же, очень сложно. Со съемок «Не родись красивой» я приезжала утром на театральную репетицию никакая. Но театр, репетиции меня и спасали.
     Театр для меня первоочередное. Работать в нем важно для меня еще потому, что в репертуарном театре есть сложившийся коллектив. Он помогает. В кино все разлетаются кто куда после окончания съемок.

     — Ваше мнение о театральной антрепризе. Хорошо это или плохо, когда заигрывают с публикой, делают то, что она хочет?
     — Это нормально, наверное, для кого-то. Для меня — нет. В профессии мне интересно рисковать, а не идти на поводу у зрителей.

     — А возвращаясь к кино… Есть сейчас какие-то предложения?
     — Только что закончены две работы. Первая — «Тяжелый песок», восемь серий по роману Анатолия Рыбакова того же названия. Вторая — фильм «Закрытые пространства». У меня в нем странная для меня роль, такой еще не было. Я играю истерическую особу. Героиня этой картины вспоминает эпизоды своей жизни. В главной роли Маша Машкова.
     Сыграю в двадцатисерийной «Атлантиде» — жесткой истории, где параллельно развиваются две женские линии. Планируются еще две истории с полным метром, но о них мне пока не хочется говорить.
     Когда я решаю, сниматься мне в фильме или сериале или же не сниматься, для меня главное — крепкий сценарий (чтобы была хорошая история), хороший режиссер и роль, интересная для меня…
     На вопросы о личном Нелли ответила с неким грустным лиризмом.

     — Любите вы животных и цветы? Есть ли у вас собака?
     — У меня нет собаки. Хотя в детстве была мечта — найти хорошую собаку, и я притаскивала домой всех потерявшихся собак. Но… Потом появлялся хозяин. Я думала: «Когда вырасту, у меня обязательно будет собака». Не получилось. Вот я сегодня у вас в Екатеринбурге, перед этим была в Калининграде, в Хельсинки. У мужа такая же беспокойная жизнь. А ведь собаке постоянно нужно внимание. То же — с цветами. Когда они появляются в моем доме, я их отношу маме (цветы надо поливать!). У нее уже целая оранжерея.
     У вас я играла спектакль о правилах и традициях. Традиции я люблю потому, что они делают жизнь стабильнее. Да еще, наверное, потому, что провела детство в Грузии, где традиции, в особенности семейные, очень важны. Что, например, может быть лучше семейной встречи Нового года? Помню, в отрочестве у меня было неистовое желание вырваться из семьи — хоть на улицу, хоть куда, — лишь бы не дома. Сейчас хотя бы под Новый год собраться всей семьей — это такое счастье!
     Только не спрашивайте меня о вашем городе. Вчера я, правда, прогулялась вечером после спектакля. Кое-что поняла. Но обычно во время поездок нет времени. Вот в Калининграде я была несколько раз, а впечатление у меня только от служебного входа в театр.

Юлия Матафонова

 
Маечки и курточки для щенков ищите на нашем сайте.
  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования