Нелли Уварова. фанат коротких историй


Брекеты Кати Пушкаревой заброшены, забыты нелепейшие очки с толстыми стеклами, вместо офисных разборок и fashion–бизнеса – ежедневные допросы, слезы и страдания. В жестком и реалистичном сериале «Атлантида» нет места смешкам и комедийным ситуациям, чему главная героиня, звезда телеканала «СТС-Восход» Нелли Уварова, признаться, очень рада…

     Нелли, как-то в одном из интервью вы сказали, что ваша любимая картина - «Крик» Эдварда Мунка. В сериале «Атлантида» жизнь подбрасывает Вере такие «сюрпризы», от которых хочется не плакать, а именно что кричать. А какое место крик занимает в вашей жизни?
     Как показывает практика, на сцене и в кино мне несложно кричать. Я разряжаюсь. А вот в жизни стараюсь себе этого не позволять. Я вообще очень болезненно отношусь к таким вещам: даже если кричат не на меня, не мне, а просто рядом – я не могу пройти мимо. И иногда мне кажется, что у меня адское терпение. Но бывает, что даже мое терпение заканчивается, и в такие моменты я себя боюсь. Поэтому я старюсь не доводить ситуацию до точки терпения. В крике человек теряет самого себя.

     Скажите, вас пугали страшилками про театральных прим? Было ли место так называемой «дедовщине» в театре?
     «Дедовщиной» пугали, и еще как! Это было похоже на детские страшилки: «В черном-черном городе, черном-черном доме…» На таком примерно уровне мне рассказывали о коварных актрисах, которые подкладывают гвозди в обувь и режут костюмы. И все идет к тому, что ты не выходишь на свой первый спектакль. Наверное, у этих страшилок были основания, кто знает. В общем, наслушавшись ужастиков, я пришла в театр. И ждала подвоха. А его все не было и не было. И вдруг меня распределили в гримерку номер пятнадцать. Я поднимаюсь на этаж и вижу костюмеров: «Мне бы ключик», говорю. «Какой, - спрашивают, - ключик?». «Да вот я теперь у вас работаю». «Кем???» - недоверчиво смотрят они. «Актрисой…» Спрашивают от какой гримерки нужен ключ и, узнав от какой, буквально вскрикивают: «Ключик от пятнадцато-о-о-о-ой?! Тебе?! Тебя?! В пятнадцатую гримерку?!» Это был путь длинною в жизнь, как в замедленной съемке. Я была страшно напугана. Потом я поняла, что мне очень повезло. Вокруг было четыре Тани, и я всегда могла загадывать желания. Это была самая гостеприимная гримерка: всегда фрукты, цветы, сервизы, чайники - маленький второй дом.

     Вы уже в который раз снимаетесь в сериале, а как относитесь к «короткому метру»?

     Очень люблю короткометражки! И в театре, и в кино, и в литературе. Я фанат коротких историй. И часто с собой вожу вместе с каким-нибудь романом сборник коротких рассказов. Потому что для меня это источник фантазий. В короткой форме сжаты яркие события, атмосфера, на одной странице задается буквально все. И это не развивается дальше. Я отдыхаю и упражняюсь одновременно, додумывая историю. Иногда не дочитываю рассказ до конца. Ставлю точку, которая становится отправной точкой для моей фантазии. Я была бы рада предложению поучаствовать в съемках короткометражки. Более того, мы с мужем снимаем их и выкладываем в интернете. Сняли уже две, по нашим сценариям.

     Кстати о сценариях. Вам не хочется написать сценарий для большого кино? Все-таки муж у вас режиссер...
     Это очень интимный вопрос. Мне очень этого хочется. Я пишу сценарии и, надеюсь, когда-нибудь это будет иметь продолжение.

     Я знаю, вы хотели быть журналистом. А какого отдела: культура, шоу-бизнес, спорт?
     Все-таки отдела «Культура». В классическом понимании слова - культура. Даже в детстве у меня не было кумиров среди эстрадных певцов и актеров. Но я была фанатом игр КВН. Мечтала, что когда вырасту и поступлю в институт, то обязательно буду играть в команде КВН. А если в этом институте не будет своей команды, то я обязательно ее создам. Во ВГИКе, конечно, не было на это время. Да и команды там не было, но всего этого веселья хватало. В детстве у меня были грандиозные планы на взрослую жизнь и КВН. Еще мне нравились телепередачи, в которых было всего два участника. Ведущий и артист, ведущий и композитор... Они говорили на серьезные темы, а я запоминала, какие вопросы ведущий задает, как отвечает гость. Но четко я не знала, какое отделение хочу выбрать на журфаке. В итоге даже журфак не выбрала.

     Вы производите впечатление более легкомысленной девушки, чем ваша сестра, модельер Елена Уварова.
     Нет! Мы разные совершенно. Она всегда считалась сложным ребенком. Когда я ходила на правах малявки, у нее был переходный возраст, родители выли: «Когда же это закончится?». Я была ураганом, а не ребенком и родители хватались за голову – вон еще одна подрастает. Лене хотелось краситься, а мама говорила ей, что краситься нужно только после окончания школы. Когда я подросла, мне были удивительны такие проблемы. Я хотела велосипед, а не тушь. Жили мы с сестренкой то душа в душу, а то с четким разделением – это моя вешалка, а это твоя. Распределяли обязанности. А потом раз – и она уехала учиться в Москву. Я продержалась два дня и радовалась, что обе вешалки мои и кровати мои и вся комната только моя. Через два дня нашла тоска: и я спала не с игрушками, а с Ленкиным портретом в рамке. Ложилась спать с фотографией и ревела. Мы не виделись год, и это было сумасшествие. По телефону я не могла с ней говорить, потому что все время плакала. Я невозможно скучала. Мама говорила Лене, что за этот год я очень выросла. Поэтому Лена, наслушавшись историй о том, что я превратилась в взрослую девушку, купила мне подарок. Красные ботинки на большой подошве. В Тбилиси таких не было. Но ботинки оказались велики на 3 размера, а поменять их было уже нельзя. Они лежали и лежали в шкафу, а потом я надела три носка и пошла в них гулять. Сестра купила! Я испытывала гордость. Сейчас мы видимся, но не часто, так как хотелось бы. В Москве мы вместе снимали квартиру. Папа помогал нам делать в этой квартире ремонт. Было удивительно счастливое время. А потом тоже счастливое время началось, но другое – у каждой появилась личная жизнь и новые семьи...

     Вот и настало время поговорить о вашем супружестве. В союзе двух лириков кто-то должен взять на себя обязательства физика. Вы – актриса, ваш муж Сергей Пикалов – режиссер, а кто за быт отвечает, за оплату электричества и разморозку холодильника?
     Ой, это прямо не в бровь, а в глаз. Мы до сих пор не можем определиться. И это начинает меня беспокоить, потому что второй год не оплачены некоторые счета и все из-за нашей занятости. Кабельное телевидение уже отключили. Это та реальность, которая есть. Мы пытаемся договориться, но иногда в каких-то бытовых вопросах приходится обращаться за помощью к третьим лицам. Мама в какой-то момент припирает в угол и говорит: «Так! Давайте мы сделаем то-то». Я умоляю родителей не тратить время на нас, обещая, что мы все сделаем «завтра». Но «завтра» не наступает, потому что мы с Сергеем очень заняты на проектах. В реальности быт у нас стихийный. Но это пока.

     Важно, чтобы муж был другом?

     Конечно! Это очень важно. Когда я прихожу домой, хочется всего и сразу. И поговорить, и приткнуть плечо… И дома. Непременно это должно происходить дома! Самое большое счастье, когда ты в домике рядом с любимым.

 
  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования