Ромен Гари - Пляска Чингиз-Хаима

71

они?

        — Что поделать, никто не идеален.

        — Ох, Флориан… Не надо!

        — Я же не говорю, что хотел бы быть человеком. Спасибо, нет. Но они начинают меня нервировать.

        — Не надо им завидовать.

        — Да я хочу сказать только, что со стороны это выглядит странносимпатично. Достаточно посмотреть, какие они корчат рожи.

        — Но они же такие недолговечные! Человек, и ты, Флориан, это знаешь лучше, чем кто бы то ни было, преходящ. Он такой эфемерный! Они вечно твердят, что строят на тысячу лет, но когда принимаются за дело… Тысяча лет! Смешно…

        — Да, знаю, все та же мечта о вечности… Известный клинический симптом. Все они импотенты. Настроение у него полностью исправилось.

        — Они твердят о восторгах, о райских наслаждениях, о небывалом блаженстве, а потом захрапят и перевернутся на спину.

        — Они это называют «жить». По сути, дорогая, это их крохотный барыш.

        Наперекор себе я подхожу к Лили. В нынешнем моем положении я должен бы сохранять спокойствие, какие уж тут сомнения, но нет, это сильней меня. Меня просто неодолимо тянет к ней. У нас, мечтателей из гетто, это врожденное. Всем известна наша любовь к абстракциям. Флориан насмешливо смотрит на меня:

        — Я должен был догадаться. Чуть только заговорят о барыше… Я рассмеялся.

        — А что ж вы думали? — бросаю я. — Понастоящему, им надо было бы построить на развалинах Аушвица биржу или банк. Вот тутто мы все бы и воскресли.

       

30. Шварце шиксе (продолжение)

       

        Я подошел еще ближе. Лили не обратила на меня никакого внимания. Даже не улыбнулась. И всетаки мне кажется, я только что выдал довольно смешную шутку. В лучших традициях юмора «Шварце Шиксе», бесспорно самого лучшего еврейского кабаре, которое прославилось на весь мир после нашего первого и единственного успеха, веселенькой программы «Всеобъемлющая любовь», самой, без всяких сомнений, известной из всего еврейского репертуара; между прочим, Чарли Чаплин использовал из нее коекакие мотивы.

        Флориан, похоже, пребывает в веселом настроении. Он шутливо грозит мне пальцем:

        — Господин Хаим, вы начинаете нас раздражать этими вашими язвами и ранами. Ну чего вы хотите? Чтобы уложили сто миллионов китайцев с единственной целью доказать вам, что мы не антисемиты?

        Это смешно, но Лили нас не слушает. Она взяла книжку французского автора «Великие кладбища в лунном сиянье» и рассеянно ее перелистывает.

        — Шуточки и всякое там остроумие ее не интересует, — пояснил мне Флориан. — У нее в мыслях только высокое.

        Я вежливо улыбнулся, но счел это всетаки дерзостью. Флориану не следовало бы пускаться в рискованный треп в присутствии столь высокородной особы.

        — И тем не менее, — продолжил Флориан, — иногда невредно немножко посмеяться, чтобы както провести время. Вечности требуются дивертисменты, публика, фарсы, розыгрыши… Именно так и был сотворен человек.

        Но я не слушаю его. Я все ближе придвигаюсь к ней. Робко. Смиренно. Мне очень хочется, чтобы она обратила на меня внимание, и в то же время я испытываю какойто сладостный страх. Мне не хватает только тросточки, котелка, усиков щеточкой и огромных башмаков, чтобы превратиться в своего персонажа.

        Флориан заметил мои маневры, выражение лица у него насмешливое и одновременно откровенно циничное.

        — Давайте, давайте, Хаим, поздоровайтесь с ней, а то я смотрю, вы все время строите ей глазки.

        Только чего ради? Она ведь даже не узнает меня. У нее короткая память.

        Лили надула губки. Она отложила книжку и нахмурилась. Лес Гайст выбивается из сил, дабы представить себя небывало прекрасным, но она не замечает его усилий. Перед ней воздвигаются большие полотна Дюрера, итальянские примитивы вылизывают пейзаж, перед ее глазами проходит «Погребение графа Оргаса», Рафаэль окружает ее шелестом крыл своих херувимов, но все впустую, она мечтает о реальности и не обращает внимания на все эти ухищрения. Мелкая монета абсолюта ее не интересует.

        — Лили, посмотрика, кто к нам пришел. Не узнаешь? ЧингизХаим, твой стариннейший

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 71 - 71 из 106

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования