Ромен Гари - Пляска Чингиз-Хаима

42

в Америку, в Голливуде я определенно стал бы новым Денни Кеем.

        — Муж! Где муж? Мы хотим взять интервью у мужа!

        — Ужасно! — простонал барон. — Мое имя войдет в историю рядом с именем Ландрю 23!

        Граф пожимает ему руку:

        — Мужайтесь, дорогой друг!

        — Господа! Господа! Почему вы на меня так смотрите? Я ничего не делал!

        — Ничего?

        — Совершенно ничего!

        — Бедная женщина!

        — Не беспокойтесь, все объяснится.

        — Дорогой друг, мой совет: не произносите ни слова, пока здесь не будет вашего адвоката.

        Телефон надрывается. Шатц вылезает из кожи.

        — Алло! Да?… Цирк Бабара предлагает свои услуги? На кой черт?… Что?… Они предлагают разбросать всюду куски отравленного мяса? Вы что, смеетесь надо мной? Это не дикий зверь, это очень знатная дама!

        — Шиллер, Лессинг, Спино…

        — Прекратите, Хаим! Прекратите!

        — Монтень, Декарт, Паскаль, все без гита…

        Он лишил меня слова, мгновенно умолк, сжал зубы, стиснул челюсти, оттер меня. Что ж получается, теперь и пошутить нельзя? Журналисты окружили барона, но он твердо стоит на своем, еще держится, еще сопротивляется, все еще верит в нее: Лили интересовало только то, что связано с Духом, однако приговор единодушен, отовсюду раздается:

        — Нимфоманка! Барону вторит граф:

        — Лили! Наша Лили, плакавшая над раздавленной гусеницей!

        Графу вторит барон:

        — Лили запрещала садовнику срезать цветы! И вместе, дуэтом:

        — Она была такая мягкая, такая добрая!

        Барон:

        — Ее отношения с мужчинами были отношениями Лауры и Петрарки!

        Граф:

        — Убивают Джоконду!

        Я:

        — Мазлтов!

        Шатц:

        — Арахмонес!

        Я, целуя его в лоб:

        — Ба мир бис ду шейн! 24

        Шатц:

        — Гвалт! Гвалт!

        Де Голль:

        — Мадонна с фресок… принцесса из легенды…

        Фрейд:

        — Нимфоманка!

        Гете:

        — Mehr Licht! 25

        Наполеон: пшик! Гитлер: пшик! Лорд Рассел: пшик! Джонсон: пшик!

        Иисус:

        — Ну уж нет, — вопит Шатц, — мы, немцы, не позволим тронуть евреев!

        У меня по спине поползли мурашки. Я вдруг почувствовал страшную опасность, нависшую над моим народом: нацисты, которые не будут антисемитами. Представьте на миг, какой чудовищной катастрофой стало бы для нас, если бы Гитлер, к примеру, был не против евреев, а, совсем наоборот, против негров? Немцы едваедва нас не поимели. Счастье, что они оказались расистами.

        И тут я, что называется, сдрейфил. Я стал совсем махонькиймахонький. Испугался, что меня заметят. Испугался, что сейчас ко мне полезут с предложениями, с дарами… Таких даров я не пожелал бы своим лучшим друзьям. Причем, прошу заметить, было бы чем оправдаться… Вот в Соединенных Штатах негры уже устраивали погромы, громили еврейские магазины… Их экстремисты выступали с яростными антисемитскими призывами… Само собой, надо защищаться… Нет, не хочу даже слышать об этом. Тьфу, тьфу, тьфу! Сворачиваюсь, как еж, в клубок, заставляю себя успокоиться, черных я уважаю, они отличаются от нас, их нельзя не уважать. Можно же всетаки уважать когото и не будучи расистом. Шатц, которому несколько секунд слышались долетающие словно бы со всех сторон пронзительные, бестелесные, безликие голоса, наконец с облегчением вздыхает. Приступ кончился. Даже чертов этот скрипач исчез с крыши, и вместо раввина и семисвечника в руке Шагала он видит родную физиономию капрала Хенке, объявляющего:

        — Архиепископ коадъютор!

        — А этомуто что нужно? — бурчит Шатц. — Он уже в десятый раз появляется.

        — Интересуется. Вполне нормально.

        — Как это, нормально?

        — Ну, это же непосредственно имеет касательство к нему.

        — Непосредственно к нему?

        — Он хочет чтото предложить… Какоето решение. Всетаки церковь.

        — Церковь… Ну да, конечно… Черт побери, ты можешь мне сказать, каким боком это касается церкви? Эту тварь грызет чудовищное желание, которое никто не способен удовлетворить, и это ее доводит до отчаяния, а ты мне подсовываешь архиепископа.

        — Ну, всетаки за ними Бог.

        — Ну да, конечно…

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 42 - 42 из 106

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования