Ромен Гари - Пляска Чингиз-Хаима

105

видел! Ах, как она прекрасна! Ах, как это прекрасно!

        — Ах, как она прекрасна! Ах, как это прекрасно!

        — In the baba, Хаим! — кричу я ему. — Мазлтов!

        Он грозит мне кулаком и орет:

        — Грязный жид! Антисемит!

        — Прощай, капитохас!

        — Еще раз назовешь меня капитохасом, я тебе такое устрою!

        — Не забывай свой крест, а то ведь простудишься!

        Он опять грозит кулаком:

        — Я еще вернусь! Мы еще встретимся!

        Его голос еле доносится до меня. И теперь, когда я едва его вижу, мне начинает недоставать его.

        — Куда ты отправляешься?

        — На Таити! — кричит он. — Вроде бы Таити — это земной рай, так что первым делом надо помочь таитянам выбраться из него, а потом, никому в голову не придет искать меня там. Земной рай, он до моего времени!

        — Хаим! Главное, на этот раз ни во что не впутывайтесь! Не пытайтесь их спасти!

        Он взбешен до такой степени, что я вполне отчетливо слышу:

        — С этим покончено! Я поумнел! И первому, кто скажет мне про гума…

        Больше ничего не слышно. Да я уже и не вижу его. Он покинул меня. Мне остается только Лили, а избавиться от столь знатной дамы куда трудней, чем от какогото бродяги. Даже тут, у люка канализационного колодца, в бывшем Варшавском гетто, куда я приехал в поисках его и где открыл его истинное лицо, принцесса из легенды подобна королеве, которая посетила своих несчастных и умерших и теперь собирается усесться в карету и спокойно вернуться к себе, в свой Воображаемый музей. Глаза у меня все еще закрыты, и я вижу ее просветленной, как мадонна с фресок, и притом примерно добродетельной. О, как она прекрасна!

        Я так ее люблю, что все мои попытки изгнать ее из себя будут тщетны. Очевидное не имеет значения, доказательства рассыпаются, обвинения предстают клеветой. Она грациозно наклоняет голову, любезным жестом отвечает на отчаянные предсмертные вопли, гладит по головкам своих крошекпажей, маленьких расстрелянных еврейчиков, что вышли из жерла канализационного колодца, чтобы нести ее шлейф и помочь пройти по гетто и возвратиться в легенду — незапятнанной, без единой грязинки из тех мест, которые она почтила своим присутствием.

        — Кто этот господин, Флориан? Тот, что лежит с закрытыми глазами на улице, окруженный толпой, и улыбается?

        — Понимаешь, дорогая, это не господин. Это писатель.

        — Почему же он закрыл глаза?

        — Чтобы лучше видеть тебя, дорогая. Лучше всего они видят тебя сердцем. Именно когда они не могут видеть тебя, ты предстаешь перед ними во всей своей красоте, то есть такая, какая ты в действительности. И это дает им возможность восхищаться тобой как надлежит. Гуманисты и идеалисты отчетливо видят только то, чего они не могут видеть. Это циники. Ты счастлива, дорогая? Ты только посмотри, что они тебе дали!

        — Ну как ты не понимаешь, Флориан? Это было слишком поспешно. С ними всегда все в спешке, торопливо. Я даже не успела взволноваться.

        — Ну что ж, дорогая, придется продолжать. Настанет новая весна.

        — Ты знаешь, я уже не верю. Флориан…

        — Да, дорогая.

        — Мне правда очень хочется умереть.

        — Не стоит, дорогая, торопиться. Поглядим, что будет дальше. Мы же не исчерпали еще всех их возможностей. Не будем отступать. Вспомни, что сказала великая императрица Мессалина. «Чтобы начать, вовсе не обязательно надеяться, и вовсе не обязательно добиться успеха, чтобы не отступать». И Бог свидетель, святая эта женщина знала, что говорила. Нам пора, дорогая. Уже поздно. А нам предстоит дорога.

        — Посмотри, Флориан. Какойто господин все время следует за нами.

        Я тоже увидел его. Нет, он неисправим! Я счастлив, что и на этот раз он выкрутился. Мне хочется встать, пойти ему навстречу, помочь, но у меня нет сил, я даже не знаю, сколько времени я лежу тут, у подножия памятника ему посреди площади, где когдато было Варшавское гетто, в котором он родился. Я слышу голоса, ктото держит меня за руку, конечно, жена, у нее такая детская рука.

        — Расступитесь, дайте ему дышать…

        — Явно это сердце…

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 101 102 103 104 105 106 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 105 - 105 из 106

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования