Ромен Гари - Пляска Чингиз-Хаима

100

что это «Страдивари».

        Все, не могу больше. Шатц тоже хохочет, за живот держится.

        — Ваше время, время дворянства, прошло, — бросил он барону. — Реставрации не будет.

        — Нет, черт побери, всякому терпению есть предел! — взорвался барон. — Я не нуждаюсь в реставрации!

        — Дорогой мой друг, вы потрясены…

        — А ты заткни хайло! — рявкнул графу барон, ну прямо как вульгарный сын народа.

        Я продолжаю ржать. И даже не пытаюсь защищаться. Если этот хмырь хочет вышвырнуть меня вместе со всем остальным в момент, когда я ржу до упаду, то я не против. В общем, чем больше я размышляю, тем больше убеждаюсь в одном. Погибать так с музыкой, и если мне суждено погибнуть, так пусть я умру от смеха.

        Что эти китайцы вытворяют с нею! По всему лесу Гайст летят пух и перья, гобелен разодран в клочья, один обрывок угодил мне в глаз, это Микеланджело, мадонна Рафаэля шарахнула мне в физиономию, звучит рожок, это Бетховен, Запад в глухой обороне, отовсюду сбегается музыкальная молодежь, Де Голль не отступает, держит строй, а вот еще один Вермеер летит мне прямо в лицо, троих он на лету убил, да с десяток валяются ранеными, совершенно разнуздавшаяся солонка рвется вперед, конечно, в сравнении с историческими соотношениями Китая, ничего особенного, но тем не менее, согласитесь, для двух тысяч лет не так уж плохо.

        Я схватил бинокль, смотрю, каковы китайцы в деле. Мда. Для такого древнего народа даже удивительно. Немножко торопятся, действуют количеством, массой. Попробовали бы лаской, она бы стала податливей, расслабилась. И потом немножко забавно, что они выбрали для строительства социализма именно такую позу — раком. Я вспомнил про своего друга козла, пусть земля ему будет пухом, это как раз для него. Он тоже любил именно так. Я даже немножко растрогался. Вообще это потрясающе, видеть новый Китай в деле. Стремительно, живо, наскоком. Но в то же время не слишком оригинально. Мы уже видели в такой позе Сталина, помню даже, как он спорил с козлом, кому первому. Нет, решительно ничего нового. Им бы надо было попробовать начать с ласковых слов.

        — Ну что? Что? — Шатц просто вне себя от нетерпения. — Китайцы придумали чтонибудь новенькое?

        — Нет, — мотнул я головой. — In the baba, как все.

        — А… она?

        — Ничего. Пропускает одного за другим. Мне капельку грустно, но это момент истины, а в такие моменты какое уж там веселье.

        — Пора бы уж дать ей то, чего она хочет.

        — А чего она хочет?

        — Умереть. Только об этом она и мечтает. Шатц, похоже, приободрился.

        — Смотрика, — говорит он. — Мы, немцы, всегда знали, что нам предстоит исполнить историческую миссию.

        — Что такое? — вмешался барон. — Вы о Лили? О моей бедной Лили? Она самоотверженно ухаживала за прокаженными в Ламбарене и готовилась высадиться на Луну! И она… хочет умереть?

        — У всего есть начало, — промолвил я с искренней надеждой.

        — Лили, моя Лили, у которой было столько прекрасных планов! Она — и умереть?

        — На другое она не согласна.

        Шатц с изумлением смотрит на меня:

        — Вы плачете? Действительно плачете? Это выто, ЧингизХаим!

        Я бью себя кулаком в грудь. Я причитаю.

        — Не обращайте внимания, — выдавил я между рыданиями. — Это древняя еврейская традиция. Мы неизменно плачем, когда человечество исчезает раз и навсегда.

        — Быть не может! Вы, ЧингизХаим, циник… Может, вы оптимист?

        — Прошу прощения. — Я рыдаю как белуга. — Я чудовищный пессимист, я верю, что она обязательно выпутается. И это разрывает мне сердце.

        Айяйяйяй!

        Я рву на себе волосы, я вою, она опять выпутается, я не хочу видеть этого.

        Шатц смотрит на нас просветленным взором. Лес Гайст в последний раз озарился всеми цветами надежды. Конечно, это еще не Гитлер, но какникак это уже Германия.

        — Смелей! Вперед! На нее! На нее, коллективно! На нее, братски! На нее, научно! Китайцы в авангарде, Запад во второй линии, и пусть каждый народ поляжет на поле чести, но не отступит!

        Я попытался смыться.

        — Хаим,

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 100 - 100 из 106

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования