Габриэль Гарсия Маркес - Полковнику никто не пишет

10

Однако он не отчаивался. Сделал отметку и переписал на полях: «Все права сохранены». Затем прочитал абзац.

        – Когда меня включили в список?

        Женщина, не прерывая молитвы, задумалась.

        – Двенадцатого августа тысяча девятьсот сорок девятого года.

        Почти тотчас пошел дождь. Полковник заполнил страницу крупными, почти детскими буквами, какими его учили писать в государственной школе в Манауре. Потом вторую страницу – до середины – и поставил подпись.

        Он прочитал письмо жене. Она слушала, одобрительно кивая после каждой фразы.

        – Ты бы мог попросить когонибудь перепечатать письмо на машинке.

        – Нет, – ответил полковник. – Я уже устал просить об одолжениях.

        Полчаса он слушал, как дождь стучит по пальмовым листьям на крыше. На город обрушился настоящий потоп. После наступления комендантского часа опять гдето начало капать с потолка.

        – Давно бы так, – сказала женщина. – Всегда лучше вести свои дела самому.

        – Это никогда не поздно, – сказал полковник, прислушиваясь, как капает вода. – Может быть, вопрос решится раньше, чем кончится срок закладной на дом.

        – Остается два года, – сказала жена.

        Он зажег лампу, нашел течь, подставил миску петуха и вернулся в спальню под резкие звуки капель, ударяющих о жестяное дно.

        – Может быть, они решат дело до января, чтобы быстрее получить свои деньги, – сказал он и сам поверил в это. – К тому времени пройдет год, как умер Агустин, и мы сможем пойти в кино.

        Она тихо засмеялась.

        – Я даже забыла, какие бывают мультипликации.

        Полковник попытался увидеть жену через москитную сетку.

        – Когда ты была в кино в последний раз?

        – В тридцать первом году, – сказала она. – Показывали «Завещание мертвеца».

        – С дракой?

        – Это я так и не узнала. Когда призрак хотел украсть у девушки ожерелье, хлынул ливень.

        Шум дождя усыплял их. Полковник почувствовал легкую боль в животе. Но не встревожился. Он почти пережил этот октябрь.

        Завернувшись в шерстяное одеяло, он уже спал, когда хриплое дыхание женщины на какоето мгновение вплыло в его сон. Тогда он очнулся и заговорил.

        Жена проснулась.

        – С кем ты разговариваешь?

        – Ни с кем, – сказал полковник. – Я думал о том, что тогда, в Макондо, мы были правы. Мы говорили полковнику Аурелиано Буэндиа, чтобы он не сдавался. После этого все погибло.

        Дождь шел всю неделю. Второго ноября, в день поминовения усопших, жена против воли полковника понесла цветы на могилу Агустина. Когда она вернулась с кладбища, у нее начался новый приступ. Неделя выдалась тяжелая. Тяжелее, чем четыре недели октября, которые полковник не надеялся пережить. Пришел врач. Он осмотрел больную и, выходя из ее комнаты, громко сказал:

        – Если бы я обращал внимание на такие болезни, мне пришлось бы приговорить к смерти весь город. – Но потом поговорил с полковником наедине и прописал ей строгий режим.

        У полковника тоже наступило обострение. Он по нескольку часов сидел в уборной, покрываясь холодным потом и чувствуя, как гниют и разваливаются на куски его внутренности. «Это все зима, – убеждал он себя, чтобы не отчаиваться. – Все будет подругому, когда кончится дождь». И действительно верил, что когда придет письмо, оно застанет его в живых.

        Теперь настал его черед заниматься хозяйством – сводить концы с концами. Часто приходилось стискивать зубы и выпрашивать кредит в соседних лавочках.

        – Только до будущей недели, – говорил он, не веря в свои слова. – В пятницу я должен получить коекакие деньги.

        Когда у жены кончился приступ, она была поражена его видом.

        – От тебя остались одни кости.

        – Готовлю себя на продажу, – сказал полковник. – Уже есть заказ от фабрики кларнетов.

        Он держался только надеждой на письмо. Изможденный, с ноющими от бессонницы костями, он разрывался между домашними делами и петухом. Во второй половине ноября петух просидел два дня без маиса, полковник уже думал, что тот умрет. И тут он вспомнил о связке фасоли, которую еще в июле повесил над печкой. Он облущил стручки и положил петуху в миску горсть сухих фасолин.

        – Поди сюда, – позвала жена.

        – Сейчас, – сказал полковник, наблюдая за петухом. – Для хорошего аппетита нет плохой еды.

        Когда он подошел к жене, она пыталась приподняться на кровати. От ее тела исходил запах лекарственных трав. Отчеканивая каждое слово, она сказала:

        – Ты немедленно избавишься от петуха.

        Полковник знал, что рано или поздно она так скажет. Он ждал этого момента с того самого вечера,

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 10 - 10 из 22

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования