Рассказ Игрок, Федор Достоевский

49

у него, Алексей Иванович, некогда, а то бы к другому поехать…

        – Конторщик говорит, что у других еще меньше дадут.

        Наверное не помню тогдашнего расчета, но он был ужасен. Я наменял до двенадцати тысяч флоринов золотом и билетами, взял расчет и вынес бабушке.

        – Ну! ну! ну! Нечего считать, – замахала она руками, – скорей, скорей, скорей!

        – Никогда на этот проклятый zero не буду ставить и на красную тоже, – промолвила она, подъезжая к воксалу.

        На этот раз я всеми силами старался внушить ей ставить как можно меньше, убеждая ее, что при обороте шансов всегда будет время поставить и большой куш. Но она была так нетерпелива, что хоть и соглашалась сначала, но возможности не было сдержать ее во время игры. Чуть только она начинала выигрывать ставки в десять, в двадцать фридрихсдоров, – «Ну, вот! Ну, вот! – начинала она толкать меня, – ну вот, выиграли же, – стояло бы четыре тысячи вместо десяти, мы бы четыре тысячи выиграли, а то что теперь? Это все ты, все ты!»

        И как ни брала меня досада, глядя на ее игру, а я наконец решился молчать и не советовать больше ничего.

        Вдруг подскочил ДеГрие. Они все трое были возле; я заметил, что mlle Blanche стояла с маменькой в стороне и любезничала с князьком. Генерал был в явной немилости, почти в загоне. Blanche даже и смотреть на него не хотела, хоть он и юлил подле нее всеми силами. Бедный генерал! Он бледнел, краснел, трепетал и даже уж не следил за игрою бабушки. Blanche и князек наконец вышли; генерал побежал за ними.

        – Madame, madame, – медовым голосом шептал бабушке ДеГрие, протеснившись к самому ее уху. – Madame, эдак ставка нейдет… нет, нет, не можно… – коверкал он порусски, – нет!

        – А как же? Ну, научи! – обратилась к нему бабушка. ДеГрие вдруг быстро заболтал пофранцузски, начал советовать, суетился, говорил, что надо ждать шансу, стал рассчитывать какието цифры… бабушка ничего не понимала. Он беспрерывно обращался ко мне, чтоб я переводил; тыкал пальцем в стол, указывал; наконец схватил карандаш и начал было высчитывать на бумажке. Бабушка потеряла наконец терпение.

        – Ну, пошел, пошел! Все вздор мелешь! «Madame, madame», а сам и делато не понимает; пошел!

        – Mais, madame, – защебетал ДеГрие и снова начал толкать и показыватъ. Очень уж его разбирало.

        – Ну, поставь раз, как он говорит, – приказала мне бабушка, – посмотрим: может, и в самом деле выйдет.

        ДеГрие хотел только отвлечь ее от больших кушей: он предлагал ставить на числа, поодиночке и в совокупности. Я поставил, по его указанию, по фридрихсдору на ряд нечетных чисел в первых двенадцати и по пяти фридрихсдоров на группы чисел от двенадцати до восемнадцати и от восемнадцати до двадцати четырех: всего поставили шестнадцать фридрихсдоров.

        Колесо завертелось. «Zero», – крикнул крупер. Мы все проиграли.

        – Эдакой болван! – крикнула бабушка, обращаясь к ДеГрие. – Эдакой ты мерзкий французишка! Ведь посоветует же изверг! Пошел, пошел! Ничего не понимает, а туда же суется!

        Страшно обиженный ДеГрие пожал плечами, презрительно посмотрел на бабушку и отошел. Ему уж самому стало стыдно, что связался; слишком уж не утерпел.

        Через час, как мы ни бились, – все проиграли.

        – Домой! –крикнула бабушка.

        Она не промолвила ни слова до самой аллеи. В аллее, и уже подъезжая к отелю, у ней начали вырываться восклицания:

        – Экая дура! экая дурында! Старая ты, старая дурында!

        Только что въехали в квартиру: – Чаю мне! – закричала бабушка, – и сейчас собираться! Едем!

        – Куда, матушка, ехать изволите? – начала было Марфа.

        – А тебе какое дело? Знай

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 49 - 49 из 80

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования