Дневник Нины Костериной

38

«гадкий утёнок», с удивлёнными глазёнками – не то татарчонок, не то калмычка, - смотрит и удивляется чудесам жизни. И вот я вышла на порог «большой» жизни и вижу: расстилается передо мной туманно-лиловая даль, манит неведомыми радостями, обещает бури в своих просторах и сладостный покой в каких-то далёких гаванях. Чья-то мужественная сильная рука лежит на плечах, а детские ручки обнимают шею...

              Но прежде всего мне хочется бури:

                                            Под ним струя светлей лазури,

                                            Над ним луч солнца золотой,

                                            А он, мятежный, просит бури,

                                            Как будто в бурях есть покой!

                                           

              Тетрадь четвёртая 

             

              Лето, 1940 года (листки блокнота)

              ...Он легонько тянет её за руку дальше и дальше в лес. Неожиданно целует в щёку.

              - Ты что? Что тебе от меня надо?

              Они стоят. Её руки в его сильных горячих ладонях. Он слегка тянет её к себе:

              - Я просто тебя люблю.

              Перехватило дыханье, но пересиливаю себя и, задорно тряхнув головой, говорю:

              - А я тебя нет.

              - Это неправда, ты врёшь!

              - Как это вру? Говорю и повторяю: не люблю! Ты мне нравишься, это я могу сказать, но любить? Нет!

              - А я люблю!

              - Ну и люби. А я не буду.

              Он сильно жмёт руки, раскачивает их. Разгорячённые беготнёй и борьбой, громко бросают слова: «люблю», «не люблю»...

              Потом вдруг срываются с места и, не расцепляя рук, быстро шагают по лесу.

              - Какой ты странный человек, Жорка! Тебе говорят, что тебя не любят, а ты утверждаешь обратное. Как это можно?

              - Потому что это не так.

              У девушки бьётся сердце – тяжело и гулко, грудь наполняется волнением – неужели она любима?

              А на следующий день он говорит:

              - Ты, кажется, обиделась на мои пьяные слова вчера вечером?

              Холодный обруч сжал сердце, но внешне спокойно сказала:

              - Нет, что ты... стоит ли говорить об этом...

              Но в комнате своей упала на кровать, стиснула зубы от злости. Как он смеет оскорблять своими капризами?

              - Нина, что с тобой?

              - Уйди! Я тебя ненавижу! Кто тебе дал право издеваться надо мной?

              - Нина, но я люблю тебя! – Голос встревожен.

              - Врёшь, тебе поиграть хочется... А рука её уже тянется к его голове, и вся она – порыв и желание.

              Поцелуи, объятия, слёзы и радость – всё смешалось.

              - Ведь я тебя тоже люблю...

              - Это правда, Нина?

              - Ну, конечно, противная твоя голова...

              Следующие дни полны смешанным чувством – и счастья, и боязни, что счастья ещё нет, а есть лишь призрак его. И ещё брало сомнение: почему, когда они вдвоём, они не могут разговаривать? Словно эти два человека, жадно стремящихся друг к другу, не имеют общего языка. Чтобы сгладить неловкость молчания, он целовал её. Но этот выход из положения ей не нравился. Она думала: они друг друга очень мало знают. Нужно узнать его поглубже, надо сблизиться духовно, сродниться. Эта мысль ей не давала покоя, а его... раздражала. Достигнуть физического сближения нетрудно, а вот познать себя и друга своего – это не удавалось. Отношения казались нечистыми, нехорошими. Это не любовь, а голая физиологическая страсть. Она пыталась постичь его внутренний мир, его мысли, влечения. И ни на один вопрос не получала ответа.

              - Что в этой любимой голове? Не знаю, ничего не знаю!

              Неуверенность и страх закрались в сердце, предчувствие близкого конца не давало покоя. Ну что же, пойдём навстречу всему, чему суждено случиться.

              А он был настойчив, его неукротимые желания смущали. Но она также настойчиво отклонялась от более интимных отношений.

              - Ну, милый, пусти... не надо...

              Ну почему, Нина? Я хочу, Нина, чтобы ты была моей от последнего пальца до корней волос.

              И он ласкал её сильными, грубыми руками.

              - Будь моею!

              - Нет... я тебе говорю, что этого не будет.

              - Будет! Всё будет... Не сейчас, так после.

              - Никогда!

              Сцена повторялась несколько раз и утомляла обоих.

              - Все так говорят... Хочешь, я больше не буду требовать?

              - Хочу.

              - До какого времени?

              - Навсегда.

              - Ну, до конца практики? Да?

              - Хорошо.

              Расстались неохотно. А наутро... Что случилось? Ничего...

              Он едет в Москву завтра и вместе с Ирой занимается. Что же случилось? Ничего. Он занимается с другой студенткой. Потом

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 38 - 38 из 58

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования