Дневник Нины Костериной

34

прийти и не пришёл!

              Для меня теперь ясно: всё прошло! Он ещё не сознаётся, но уже ясно. Он ищет других занятий и развлечений, со мной ему скучно...

              Короче говоря, за месяц Гриша был у меня два раза, а Лена – один. На друзей (таких!), следовательно, в трудную минуту рассчитывать нельзя.

              Но самое скверное во всём этом, что Гришку... люблю! Крепко, серьёзно, молча... А он уходит от меня...  

              7 декабря.  

              Вечер. Одиннадцатый час. Погода, как у Блока в «Двенадцати» - ветер и снег – снег и ветер... Когда проходишь по мосту у парка Горького, невольно обращаешь внимание на снежную белую даль, уходящую по Москве-реке. Вдали тёмная полоска леса, над головой мощное и в то же время ажурно-лёгкое строение моста и над всем этим тяжёлое московское небо. В нём своеобразная красота, особенно в вечерний час, когда из-за куп Нескучного сада по небу пойдут сполохи багрового заката...

              .........................................................................................

              «Да, Гриша, всё, что ты говорил, правда... Гриша, Жора, Лёва... В жизни очень холодно, одиноко. Без дружбы не может быть жизни. Я ищу дружбы. У меня нет брата. Может быть, у каждой девушки должен быть брат – он даст ей дружбу и братскую любовь. Но, повторяю, у меня нет брата...

              Разойтись в разные стороны, потерять самое лучшее, что есть в жизни – дружбу и любовь – ты сам понимаешь, что я этого не могу сделать.

              Я тебе говорила, что жизнь без тебя мне кажется пустой. Не скучной – нет, даже иногда более весёлой, но пустой, лишённой хорошего глубокого содержания. Ты приносишь в мою жизнь нечто лучше того, чем обычно живут люди. Ты приносишь хорошие чувства, умную истинную сущность жизни...

              Во мне, как и во всяком обыкновенном человеке, есть разное: много хорошего и столько же плохого. Ты пробуждаешь лучшие стороны, ты поднимаешь меня надо мной же...

              Ты меня последний раз сильно оскорбил, ты меня совсем даже не уважаешь (не говоря уж о любви), а скоро, пожалуй, и презирать начнёшь. Ты говоришь про себя: «Книга очищения». Может быть, это и так. Среди моря житейской грязи и грубости ты для меня – чистый островок. О том, что я тебя люблю, я повторяю ещё и ещё раз. Люблю твои милые глаза, твои кудри и умный лоб.

              Мысленно прослеживаю историю наших отношений. В сущности, я начала жить только весной 1937 года. С тех пор все самые лучшие дни, мои мысли и чувства связаны с тобой. Ты крепко вошёл в мою жизнь, и вырвать тебя будет очень, очень больно...

              То, что я тебе сказала, относится к тебе и Лене. Вы оба – одно и то же. Лена в меньшей степени, но тоже «Книга очищения». И если рвать, так я буду рвать с обоими. С Леной мы легче сживаемся – у неё характер слабый, поддающийся. А все недоразумения с тобой происходят от наших характеров. Я замечаю у себя признаки «верховодничанья», ты тоже не любишь подчиняться. Оба упрямые, оба своенравные, а я ещё (из-за семейной трагедии) и неврастеничка – ну разве же мы можем мирно жить? Всё это вселяет в меня уверенность – конец близок, всё кончено... Но я люблю тебя... есть ещё надежда... Говори же, отвечай...»

              .................................................................................

              Было и такое письмо, после крупного разговора с моими друзьями...

              10 декабря.  

              Вчера была на выставке русской исторической живописи (Третьяковская галерея) и только сейчас попытаюсь разобраться в своих впечатлениях.

              Когда я была в Баку, меня многие (армяне, тюрки, грузины) спрашивали, какая у меня национальность. Этого вопроса у меня в Москве не возникало, в нашей семье этот вопрос тоже не возникал. И вдруг люди стали интересоваться моей национальностью. Особенно, когда у меня, москвички, потребовали изучения азербайджанского языка, я почувствовала себя русской. До этого у меня ни мыслей, ни особых ощущений своей национальности не было. К другим национальностям я отношусь ровно – все нации для меня равны.

              Вчера, когда я после осмотра выставки шла домой через центр, по Красной площади, мимо Кремля, Лобного места, храма Василия Блаженного, - я вдруг вновь почувствовала какую-то глубокую родственную связь с теми картинами, которые были на выставке. Я – русская. Вначале испугалась – не шовинистические ли струны загудели во мне? Нет, я чужда шовинизму, но в то же время я – русская. Я смотрела на изумительные скульптуры Петра и Грозного Антокольского, и чувство гордости овладело мной – это люди русские.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 34 - 34 из 58

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования