Дневник Нины Костериной

33

красивый. Он зовёт меня Нана-джан. Нина – армянка, очень красивая, но немножко портит нос. Очень приветливая, общительная, смеётся хорошо, захватывающе.  

              9 сентября.  

              Вот и Баку. Здесь всё с первого шага поражает меня – и плоскокрышие дома, и море, и громадные пароходы, и люди...

              Но мне грустно. Чувствую себя одинокой. Остановилась у дяди Коли. Завтра должна получить ответ в институте.

              13 сентября.

              А я ещё не занимаюсь. И здесь тянут подозрительную волынку, а время уходит.

              Ходила во Дворец культуры в читальню, познакомилась случайно со студенткой Раей. По её записям посмотрела начало лекций, кое-что списала у неё. Хотя официально ещё не зачислена, но уже начала заниматься.

              Но времени у меня излишне много и использую его для осмотра Баку. Вчера была в Балаханах и долго ходила по этому оригинальному району.

              Сегодня каталась на лодке в море.  

              16 сентября.

              Резинка в институте всё тянется. Возможно, что придётся уезжать. И перспектива здесь учиться мало улыбается – надо обязательно изучать азербайджанский язык.

              Сегодня опять каталась в море. Дул сильный ветер, в море гуляли большие волны. Но море, даже рассерженное, меня не пугает.  

              19 сентября.

              Завтра обещают дать ответ. Кажется, начну учиться.  

              30 сентября.

              С 20-го занимаюсь в институте. Но это не значит, что всё устроилось. Мне отказывают в стипендии. Сейчас решительные дни – через два-три дня всё выяснится.  

              6 октября.

              Вот и окончила «курс науки» - опять вагон, опять о чём-то торопливо, жёстко говорят колёса. В их захлёбывающемся гневном говоре что-то грозное для меня. То ли грозят раздавить меня, то ли выговор делают и как будто обещают дело исправить. Что случилось? Мне предстояло пять лет – страшно подумать, - пять долгих лет жить на иждивении тёток! А потом после учёбы пять лет отработать в том же Азербайджане!

              И вот еду... скучно... тошно... Сквозь муть будущего вижу только один просвет – работать! На завод, на фабрику или в геологическую партию!  

              8 октября.

              Сильно подвинулись на север: почувствовала сегодня ночью, когда продрогла, и сосед, спасая меня, накрыл своим пальто...

              А тоска и безнадёжность мчатся вместе со мной и давят мозг...

              Спасибо Гейне: только он рассеивает мою тоску, а порой вызывает и злобу на людей-мещан, оскверняющих воздух нашей родины...

              Вечером – Москва.  

              5 декабря.

              Только в последние два-три дня имею право немного отвлечься от учения и немного привести в порядок свои думы и настроения.

              Приехав из Баку, потеряв надежду на учёбу, я всерьёз стала думать о работе. Однако со стороны мамы встретила самый решительный отпор. «Ты имеешь право на ученье и должна учиться. И будешь учиться!» - заявила она.

              И вот я ещё раз убедилась, какая кремнистая твёрдость есть в маме. Кажется, уж больше невозможно выдержать тех испытаний и тех ударов, которые обрушились на её плечи, - арест папы, материальные лишения, отход от нас многих тех, кто неоднократно сидел за нашим столом. А теперь ещё и боль за дочь, которую лишили права на учёбу за какие-то неведомые нам грехи отца.

              Мама написала письмо Сталину. Написала всё и очень резко. «На каком основании нарушают принцип, вами же провозглашённый: «Сын не отвечает за отца?» Неожиданно (для меня!) маму вызывают в Комитет, и она возвращается домой с путёвкой в институт! Я буду геологом – о чём мечтала!

              Меня приняли, несмотря на двухмесячное опоздание, дали стипендию, но предупредили: «Догоняйте!»

              Как я работала! Света не видела! Ещё и сейчас не догнала, но уже виден просвет, стало легче и лучше. Помощь мне понадобилась большая, и я по наивности надеялась на своих друзей. Думала: Лена тетради перепишет, Гриша заниматься со мной будет. Из этого ничего не получилось. Мама переписала мне тетради, дядя Коля помогал чертить. А основной воз тянула, конечно, в одиночку сама. Мои друзья не поняли и не почувствовали моего тяжёлого момента – дружба была на словах, а когда потребовалась помощь, - я её нашла в другом месте. Мне особенно нужна была моральная поддержка, в особенности тогда, когда все «науки» встали передо мной сплошной тёмной стеной, о которую можно было лоб расшибить. Лена даже не звонила ко мне: «Я – говорит -  боялась помешать тебе». Деликатность-то какая, и очень вовремя! С Гришей ещё хуже. Звоню, прошу прийти, а он не может: «Некогда!» А на днях обещал

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 33 - 33 из 58

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования