Дневник Нины Костериной

30

                      Тот вечерний несказанный свет…

              Гейне, Есенин, Лонгфелло, Маяковский – я их могу с одинаковым увлечением читать одного за другим. И они уживаются во мне, как в большой квартире уживчивые квартиранты. Но порой мне кажется, что уживчивость эта обманчива и грозит мне большими неприятностями, а может быть, уже неслышно подтачивает мою психику и моё сознание… Нет, не может быть – пульс мой полнокровный, путь свой вижу ясно…  

              28 июля.

              До приёмных испытаний остались считанные дни, а мы с Надей (моей подружкой по занятиям) совсем недостаточно занимаемся. Всего шесть-семь часов в день, что очень мало, особенно для тех, кто повторил всего половину программы… А вчера ездили к Грише в Серебряный бор якобы заниматься и, как и следовало ожидать, потеряли полдня…  

              1 августа.  

              Прочла «Письмо незнакомки» Стефана Цвейга. О-о, как оно меня тронуло, больше того – потрясло. Я плакала над письмом, потом вспомнила Леву и стала плакать над собой. Какая глупость! Я стараюсь его забыть… И уверена, что через пару месяцев буду смеяться над собой. А пока поддаюсь таким глупым чувствам…  

              2 августа.  

              Вчера ко мне приехала Лена. Когда я провожала её, мы неожиданно столкнулись с Гришей. Пошли, конечно, шататься по улицам. По обыкновению вели себя глупо, как всегда, когда мы втроём. Я баловалась, смеялась над Гришей. То намеревалась взять его под руку, то ругалась. Лену бесило, что Гриша к ней невнимателен. Она его любит и ждёт от него больше, чем простых дружеских отношений. А он ничего, негодяй, не замечает – ни её волнения, ни её любви. Характер у Лены хороший, выдержанный, но вчера не сдержалась и кольнула меня. Она вдруг повернулась ко мне и с усмешкой сказала: «А Лёва сейчас сидит у нас». Я остолбенела – он предполагал уехать в дом отдыха. У меня дыханье перехватило и слёзы показались на глазах. Дрянь Ленка – почему раньше молчала?

              Не знаю, как помочь моим друзьям – Лене и Грише. Самое лучшее, если бы Лена полюбила кого-нибудь другого. Да и Грише такой же рецепт…

              Бедные мои друзья!

              А со своими чувствами к Лёве я справлюсь. Я уже сейчас чувствую, что думаю о нём более спокойно…

              При чтении «Письма незнакомки» меня поразило одно место:

              «Я любила молча. Только одинокие дети могут всецело затаить в себе свою страсть. Другие выбалтывают своё чувство товарищам, треплют его, поверяя своим друзьям, - они много слышали и читали о любви и знают, что она неизбежный удел всех людей. Они играют ею, как игрушкой, хвастают ею, как мальчики своею первой папироской».

              Не превращаюсь ли и я в «других»? Но я могу рассказывать о всём только Лене. С Гришей трудно говорить – человек пишет стихи обо мне и для меня… Фу, до какой чепухи доболталась…

              13 августа.

              Лёва мягко и неслышно уходит в прошлое. Снова Гриша стал близок и дорог…

              Лена уехала в дом отдыха. Не заехала, не позвонила перед отъездом. И не пишет ничего.

              14 августа.

              От Лены ни слова. Понимаю, что ей трудно… Но разве это по-дружески? Надо с ней поговорить и помочь…

              Лёва вспоминается, как что-то глупенькое и детское. И тут же вспомнилась Настя из Хвалынска. Какая она сейчас? Может быть, и она, как и Надя, любовно ухаживает за своими бровками, ресницами и ноготками? А Надя мне надоела. Не в меру хамовата, пуста, глупа и кругла, «как эта глупая луна на этом глупом небосклоне…»

              16 августа.  

              Каждый день встаю с надеждой получить от Лены весточку. Увы! Не хочет черкнуть даже пары строк!

              Живу сейчас без лишних движений: дом, институт и изредка читалка.

              Нечего и говорить о том, как я трясусь. Я бы могла взять себя в руки, но общий тон среди сдающих испытания, ноющих и стонущих, действует и на меня. Очень мучают ожидания. Сидишь и томишься целый час – и затем в десять минут готово!

              У меня двадцать два очка есть, а надо тридцать. Ещё два экзамена. Сумею ли набрать ещё восемь очков?

              22 августа.

              Сегодня узнаю свою судьбу: у меня уже есть тридцать очков. Но вчера был крупный скандал.

              Меня вызвал директор института и стал расспрашивать об отце, о родственниках, кто и где работает. Я рассказала всю правду об отце, его братьях. Дома я рассказала о разговоре с директором, и поднялась кошмарно-дикая и безобразнейшая истерика: зачем я говорила о своих родственниках и поминала тёток-коммунисток? Я заявила, что лгать и что-то скрывать считаю просто подлостью. А на меня накинулись

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 30 - 30 из 58

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования