Дневник Нины Костериной

28

очень плохие. По существу, организация разложилась. Нужны решительные меры. Нина Андреевна согласна со мной, но предупреждает против крутых мер. Берусь за дела вплотную, организацию оздоровим.

            А жизнь, несмотря ни на что, чертовски хороша! Мне скоро восемнадцать лет! Много, не правда ли?

            Мне восемнадцать лет, я любима и люблю!

            Хорошо!

           

            Тетрадь третья  

           

            1939 год.

           

            25 июля.  

            Итак, разрешите отрекомендоваться: Нина Алексеевна Костерина, «без пяти минут студент», «одиннадцатиклассник», если хотите, или наконец, просто «нечто», висящее пока между небом и землёй.

            Прошло уже больше месяца, как я кончила школу и по примеру многих теперь стараюсь попасть туда, куда, как мне кажется, «влечёт меня неведомая сила» - в геологический институт. С превеликими муками «обыкновенная девушка» искала решение в своих никому не ведомых способностях – на что же в жизни она будет годна? Искала и, как ей кажется, нашла, и теперь это решение твёрдо и непоколебимо. Если даже я и не выдержу испытаний, то этот год буду считать испытательным, буду работать в геологических партиях простым рабочим и на следующий год вновь устремлюсь к намеченной цели.

            Весенний туман в голове и сердце, экзамены, частые прогулки с Гришей, любовный бред – всё отодвинулось в лиловую даль.

            Как и раньше, не понимаю своих отношений с Гришей. Бедный мальчик! Я, кажется, измучила его... Он пишет:

            «Я не хочу тебя любить! Но отсюда начинается старая история – разногласия головы и сердца. Временами я очень люблю Лену, временами не могу её видеть. Я силой заставил себя верить, что люблю её, и верил в этот самообман.

            Но это была своеобразная самооборона от тебя. Я затыкал себе уши, ничего не писал о тебе, ничего не думал... Тогда, когда говорили о Кольке, я нарочно повторял, что не люблю тебя. Это был самообман. Глупо, но что делать... Тогда я долго бродил по улицам, мне было очень и очень тяжело. И тогда же я хулиганил, бузил, дурачился. Мне иногда хотелось напиться, в эти дни я сошёлся с Мироном, и он часто бывал у меня. И в это же время я снова кинулся к Лене. О тебе мне не хотелось верить, но всё убеждало меня в том, что твои слова – правда...

            А сейчас я не знаю, что делать, что думать. Я не хочу тебя любить, а люблю! Вчера не надо было брать тебя под руку, а взял!

            Никогда я тебя не упрекал увлечением Жоржиком. И если ты завтра полюбишь другого, всё равно ты будешь права. От меня ты ни одного упрёка не услышишь. Всё это, что ты «чудовище, которое старается» и т.д., - глупость. Всё дело в том, что тебя всё это не захватывает с головой...

            Нина, Ниночка, Нинок, я люблю тебя, люблю по-старому! Это единственное верное из всего этого бреда... Сейчас за спиной играет молдаванский оркестр. Настроение – как эта музыка: хочется плясать, плакать и смеяться.

            Вижу и понимаю, что пишу нечто бредовое. Искал каких-то сильных слов, ярких и убедительных, а оказывается, всё укладывается в одном слове – «люблю!»

                                Люблю! Кого люблю? Не знаю,

                                Но сердцу так тепло в груди,

                                И я шепчу, и я мечтаю:

                                Приди, любимая, приди...»

              Приведу ещё одну выдержку, из другого письма:

              «В одну из бессонных ночей, когда умопомрачительно много времени, я задумался... о тебе, конечно.

              И вот до чего додумался. Во мне очень много недостатков, ты их не все замечаешь. И поэтому я должен отказаться от тебя. Но надо это сделать так, чтобы для тебя вышло безболезненно. А я? Чёрт со мной! Почему? Да, я слишком тебя любил. И люблю! Ты скажешь, что это дикость, но для меня это было милой мыслью. Ты для меня всё. Ни при каких случаях жизни я не должен тебя обманывать. И для этого я частенько ставил себя в глупое положение – придурковатым баричем, маменькиным сынком... Я хотел, чтобы ты разлюбила меня. Но я ошибся... ошибся в тебе! Ты достаточно трезва и зорка, ты не слепой котёнок.

              Мне приходило раньше в голову: я недостоин тебя потому, что я уже любил. И, надо сознаться, я развращён этим.

              Моя дорогая! Если всё это кончится, то буду помнить тебя всегда. Не для красоты слова говорю. Память о тебе будет светлой и чистой. Я сравниваю мои увлечения Катей, Леной и Алькой с теперешним чувством. Это не то! Такого я не испытывал никогда. Помнишь, как я цитировал Лермонтова? Это относилось к Лене, а не к тебе. Ты, любимая, лучше, чище и выше всех.

              Любимая, береги себя... Целую

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 28 - 28 из 58

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования