Александр Митта Кино между раем и адом

119

сахар… – тихо сказала она и отвернулась, чтобы скрыть слезы».

        Может, Анюта и зарыдала, но гдето глубоко внутри. А снаружи простые физические действия: медленно собирает вещи. Вдруг Степан пе

        редумает? Нет, на этот раз она уходит навсегда и в никуда… И вот уже она подходит со своими узелками к двери… Надо бы обнять Степана, но боится зарыдать. Пытается сохранить остатки самоуважения. Уход из дома – это событие.

        А Степан начал третий акт жестоко и решительно, как хирург. Наверное, вспомнил образцы поведения и копирует их. Но на самом деле он слабый добрый парень. Он не может видеть женских слез и быстро теряется.

        " – Ну, что же ты плачешь? – спросил Клочков. Он прошелся по комнате в смущении и сказал:

        – Странная ты, право… Сама ведь знаешь, что нам необходимо расстаться. Не век же нам быть вместе.

        Она уже забрала все свои узелки и уже повернулась к нему, чтобы проститься, и ему стало жаль ее.

        «Разве пусть еще одну неделю поживет здесь? – подумал он. – В самом деле, пусть еще поживет, а через неделю я велю ей уйти».

        И, досадуя на свою бесхарактерность, он крикнул ей сурово:

        – Ну, что же стоишь? Уходить так уходить, а не хочешь, так снимай шубу и оставайся! Оставайся!» На Анюту обрушилась новая драматическая перипетия от несчастья к счастью. Мы о нем можем только догадаться. Счастье это может вспыхнуть очень глубоко. Но Анюту оно переполняет. Да, это жалкое, короткое собачье счастье! Но у Анюты другого и быть не может.

        Представьте себе в этой роли юную Джульетту Мазину. Если вы не

        бесчувственный человек, в вашем горле застрянет комок, а глаза увлажнятся сочувствием к Анюте.

        «Анюта сняла шубу молча, потихоньку, потом высморкалась, тоже потихоньку, вздохнула и бесшумно направилась к своей постоянной позиции – к табурету у окна.

        Студент потянул к себе учебник и опять заходил из угла в угол.

        – Правое легкое состоит из трех долей… – зубрил он. – Верхняя доля на передней стенке груди достигает до 45 ребер… А в коридоре ктото кричал во все горло:

        – Грригорий,самовар!»

        Посмотрите, как выгнулись эмоциональные дуги событий в ролях актеров в трех актах.

       

        Степан

        Анюта

       

        1. От зубрежки к творчеству.

        1. От обиды к примирению.

        2. От самодовольства к отчаянию.

        2. От бунта к покорности.

        3. От решительности к растерянности.

        3. От отчаяния к надежде.

        Каждый миг их жизни насыщен эмоциональным действием.

        Обратите внимание. Все события рассказа выстроены как драматические перипетии. Всюду действует одна простейшая схема: к счастью – оценка – к несчастью. К несчастью – оценка – к счастью.

        Эта простейшая универсальная структура действует в драме всюду и всегда, в малых и больших формах. Она простейшая клеточка драмы.

        Каждый раз, когда появляется какойто раздражитель, с которым можно разыграть конфликт, в событии выявляется перипетия. Например, у Анюты:

        Степан зубрит. Анюта вышивает. Она ему не нужна – несчастна.

        Он ее позвал. Она нужна – счастлива.

        Заставил задрать рубашку. Ей холодно – несчастлива.

        Чтото понял с ее помощью – счастлива.

        Взял уголь, чертит линии на теле. Больно и неприятно. Несчастна.

        Он обрадовался. Теперь ему все понятно с ее помощью – счастлива.

        Перипетии всегда выражают столкновения в маленьком конфликте. Это рассказ через вопросответ. Это рассказ через крошечные события.

        Запомним:  первое, что мы должны сделать, драматизируя текст, – это определить: какое событие произошло в сцене.

        Для этого мы сперва выясняем драматическую ситуацию, в которой оказался персонаж.

        Затем развиваем ее схематически в драматической перипетии.

        Над ней выстраиваем конкретное событие и находим эмоциональную дугу события – живую, лишенную схематизма, подробную жизнь персонажа.

        Когда это сделано, курс определен. Мы знаем, что нам следует предложить актерам и что мы можем принять от них, когда они фантазируют на тему роли.

        Мы усвоили связь конструктивных элементов конфликта:

        – драматическая ситуация

        – перипетия и как из них вырастаетсобытие.

        В простых структурах они связаны ясно. Но наша жизнь не всегда проста, и ее отражение в драме не всегда элементарно.

        Когда персонажи охотятся друг на друга, убивают и убегают – эта связь на поверхности.

        Однако мы хотим выразить жизнь по возможности сложнее и тоньше. При этом, естественно, структурная основа может уйти глубоко под воду. Важно не потерять ее, потому что от нее зависит эмоциональная игра актеров и контакт со зрителями.

        Большие писатели, работавшие в драме и до появления «метода», понимали ключевую роль события в драме. Вот что пишет один из крупнейших писателей XIX века СалтыковЩедрин: «Настоящая драма, хотя и выражается в форме известного события, но это последнее служит для нее только поводом, дающим ей возможность разом покончить с теми противоречиями, которые питали ее задолго до события и которые таятся в самой жизни, издалека и исподволь готовившей само событие. Рассматриваемая с точки события драма есть последнее слово или, по малой мере, решительная поворотная точка всякого человеческого существования».

       

       

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. ГЛАГОЛЫ АКТИВНОГО ДЕЙСТВИЯ

       

        Эта глава поможет авторам понять, как с их текстом работают режиссер и актеры. Это стимулирует воображение в общих интересах.

        В сцене не должно быть ни одного момента, когда актер не имел бы конкретной задачи, действия. В этих задачах вырастают характеры.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 119 - 119 из 120

  • Фан сайт Нелли Уваровой - биография, интервью, фотографии.

    © При копировании материалов с сайта, активная гиперссылка на сайт обязательна

Яндекс цитирования